16. Операция углубляется

Трофим Тарасыч в костюме крестьянина идет по дороге. В одной руке у него документы, в другой — соломенная шляпа. Он машет шляпой и истошно орет.

Трофим. Ой, ой… Господа немцы, да что же это? Ой… до каких же пор это будет… Среди бела дня нападают, убивают, продукты отымают… Ой, ой, господа немцы…

К Трофиму подбегают два немецких солдата.

1-й солдат. Что орешь, собака?

Трофим (орет). Ой, господа немцы… Ограбили… Вашего убили… А я убег…

2-й солдат. Да говори толком.

Трофим. Везли шоколад… Вдруг двое набросились… Еле от них ушел.

1-й солдат. А ну, пойдем в штаб.

Трофим. Ведите в штаб… Прямо к полковнику Брудеру…

2-й солдат. А зачем тебе полковник фон Брудер?

Трофим. Да этот напал, который… Он кричал:я с вашего полковника Брудера… брудерброд сделаю… Хочу ему доложить…

1-й солдат. Кто это кричал?

Трофим. Да кричал такой толстоватый, вроде меня… красноармеец… Он кричал: я — Трофим Тарасыч! Всю вашу подлую германскую нацию по ветру пущу…

2-й солдат (вздрогнув). Трофим Тарасыч?

1-й солдат. Тогда скорей идем!

Перед немецким полковником фон Брудером — Трофим Тарасыч. Рядом с полковником его адъютант.

Адъютант. Господин полковник фон Брудер, приказание ваше исполнено.

Полковник. Отлично. (Трофиму.) Да двое ли на вас напали? Может быть, больше?

Трофим. Да нет, двое… Один молчал, а другой кричал: я с вашего полковника Брудера брудерброд сделаю…

Полковник. Ну, ладно, ладно, слышал… Чего повторяться… Черт знает! В нашем тылу… в пяти километрах от фронта…

Адъютант (Трофиму), А шоколад они не пробовали? Вы не заметили?

Трофим. Я побег, а сквозь кусты видел — кинулись на ящик, разбили его… Начали жрать…

Полковник. Тем лучше. Значит, лежат без движения…

Адъютант. Плитка равняется бутылке вина.

Полковник. Ну, теперь этот Трофим в моих руках. Сейчас мы его…

Трофим. Только надо скорей. Уйдут же…

Полковник (адъютанту). А он не врет?

Адъютант. По вашему приказанию звонил в штаб дивизии… Все сходится… Антон Чудов… Вез шоколад в штаб дивизии… Документы его в порядке.

Полковник. Сомнений никаких?

Адъютант. Абсолютно. А кроме того, я часто вижу его шляпу на возу. Лицо знакомое.

Полковник (Трофиму). Дорогу запомнили?

Трофим. Дорогу как же не запомнить — лошадь моя стоит с разбитой ногой… (Снова орет.) Ой, господа немцы, до каких же пор в вашем тылу… такие происшествия… ну, нет, теперь я вам больше возить не буду… Напал, кричит… я с вашего Брудера брудерброд сделаю…

Полковник. А ну, замолчи… Поехали!..

Полковник, адъютант, солдат с автоматом и Трофим Тарасыч садятся в машину, едут.

Машина идет по лесу.

Трофим. Тут бы пешком пройти, господа немцы. А то они услышат шум убегут. И мою лошадь-калеку угонят… (Снова громко орет.) Ой, ой, господа немцы… Да что же это происходит!.. Ой!..

Адъютант. Не ори так громко, скотина! Услышат. Уйдут.

Полковник. Ну, если шоколаду поели — не уйдут.

Четверо выходят из машины. Осторожно идут по лесу.

Трофим. Вот теперь сюда… За этим болотцем, господа немцы.

Мы видим телегу с торчащими оглоблями. Понуро стоит лошадь. Под телегой лежат два красноармейца. Видимо, спят. Рядом разбитый ящик. Плитки шоколада разбросаны по земле.

Полковник. Отлично… Просто их свяжем и… (Трофиму.) А ну, иди вперед…

Трофим. Нет, я боюсь к ним подойти, господа немцы…

Полковник. Который из них Трофим?

Трофим. Да этот, как будто. Этот кричал: я из вашего Брудера брудерброд сделаю…

Полковник. Мерзавец! Ну, я его сейчас…

Сделав несколько шагов и подойдя почти к телеге, полковник и солдат неожиданно проваливаются в волчью яму. Трофим с силой толкает и адъютанта туда же. Стрелок и крестьянин вскакивают на ноги. Из ямы раздаются выстрелы автомата.

Трофим. Пущай стреляют… Пули кверху идут…