Вы просматриваете: Главная > Солдатское счастье киноповесть > 12. Друзья

12. Друзья

Лес. На опушке леса небольшая изба. Видимо, лесная сторожка. Окно сторожки открыто. На подоконнике пишущая машинка. Писарь штаба полка яростно бьет по машинке, печатая какое-то отношение.

На крыльце избы видим командира полка и лейтенанта.

Перед ними Трофим Тарасыч и Василий Иванович.

Комполка. Конечно, задача не из легких — достать языка, но вы постарайтесь.

Трофим. Попробуем, товарищ командир. Но ручаться нельзя.

Василий. Главная причина, товарищ командир, — немцы теперь не ходят в одиночном порядке.

Трофим. Они ходят группой по десять-пятнадцать человек. В исполнение своего приказа.

Комполка. А вы одного оторвите от группы.

Василий. А как его оторвать? Они друг за дружкой смотрят.

Комполка. Как-нибудь заманите.

Трофим. Исключительно трудно, товарищ командир… Требуется психологическое решение вопроса… Попробуем.

Василий. Постараемся.

Трофим. Но для этого требуется нам…

Комполка. Все предоставим.

Трофим. Один круг копченой колбасы — по душистей, с чесночком… Одна скатерть. Один сапог с русским голенищем. И дамское платье или капот.

Комполка. Сейчас распоряжусь. (Лейтенанту.) Великолепное сочетание эти два друга…

Лейтенант. Вдвоем они равняются по крайней мере целой роте…

По лесной тропинке идут двое — Трофим Тарасыч и Василий Иванович. В руках у Трофима узел, — в белую скатерть завернуты какие-то вещи.

Трофим. Лесную сторожку помните?

Василий. Это такая разбитая сторожка? Помню…

Трофим. До этой сторожки мы дойдем. И там, может быть, три дня останемся… Интересно колбаска пахнет…

Василий. Запашок есть… Чувствуется…

Приятели подходят к сторожке. Это — маленький домик, разбитый и разграбленный. Окно выбито, и дверь висит на одной петле. Взглянув в окно, мы видим хаос. Стол перевернут. Мусор и бумага разбросаны по полу.

Друзья входят в сторожку.

Трофим. Вы все-таки поглядывайте на тропинку, Василий Иванович… Все-таки немцы — меньше километра… А я тем временем…

Трофим вешает свой узел на гвоздь, торчащий в стене. Повесив узел, перетряхивает его так, что из узла теперь видны некоторые вещи — голенище от сапога, колбаса я рукав от платья. Сделав это, Трофим и Василий выходят из помещения.

Трофим. Теперь, Василий Иванович, проверим… Допустим, что мы немцы… и допустим, что мы идем по этой лесной тропинке.

Приятели идут по тропинке.

Трофим. Теперь косо взгляните в оконце. Видны вещи?

Василий. Видны. Но не особенно.

Трофим. По-моему, тоже не назойливо, но видно… И запах до носу доходит… В порядке…

Приятели входят в сторожку. Поставив стол и встав на него, разбирают доски потолка и лезут на чердак. Ложатся на сено.

Трофим. Теперь по очереди можно спать.

Василий. А как условимся, Трофим Тарасыч?.., Чей первый немец?

Трофим. Теперь пущай ваш — первый немец.

Василий. Нет. Я опять хочу вам предоставить льготу. Первый удобный фриц пущай ваш. Второй — мой. Третий — опять ваш. И так далее…

  • 14. Тысяча марок
  • Перед командиром полка — Трофим Тарасыч, Василий Иванович и пленный. Комполка. Ну, молодец, Трофим Тарасыч… Трофим. С учетом психологии… Комполка. Ну, отдохните… А мы пойдем допросим этого фрица. Командир полка и пленный идут в избу. Трофим и Василий ложатся на траву под дерево. Блаженно закрывают глаза. Трофим. Василий Иванович, вы не забудьте своего последнего причислить к общей вашей цифре… Василий. Да нет, я считаю. Трофим. Сколько же у вас теперь? Василий. Было девяносто два плюс
  • 18. Формально и по существу
  • Штаб полка. Перед командиром полка — Трофим Тарасыч, Василий Иванович и пленный полковник фон Брудер. Комполка. Ну, теперь, Трофим Тарасыч, за вашу голову немцы дадут… (Пленному.) Сколько, вы думаете, могут назначить за его голову? Фон Брудер. Теперь, я думаю, тысяч десять… Комполка. Ну, Трофим Тарасыч, будьте осторожны. Трофим. А я, товарищ командир, всю жизнь веду себя осторожно, вдумчиво… И через это иногда успех имею. Комполка. Ну, спасибо, Трофим Тарасыч. Отдыхайте. Спасибо и вам, Василий Иванович…
  • 17. Финал
  • Трофим, Василий и крестьянин идут по лесу. Впереди них шествует полковник Брудер. Василий. Я извиняюсь, конечно, Трофим Тарасыч. Но нельзя было иначе. Не выходили из ямы. Пришлось тех двоих… А вы думали, я хотел закруглиться до ста? Трофим. А сколько у вас? Василий (сияя). В аккурат — сто. Трофим. А того, который на возу? Считали? Василий. Ах, вот того я и не считал (с досадой). Значит, сто один. Трофим. Перебор. Василий. Могу вам одного подкинуть,
  • 9. Молодость побеждает
  • Трофим Тарасыч и Василий Иванович в овраге, у костра. На огне котелок с рыбой. Вполголоса друзья поют старинную солдатскую песню. Закончив петь, Трофим Тарасыч вынимает из кармана свои занумерованные свертки. Разворачивает сверток N 3. В свертке — нитки, иголки, ножницы и кусочки материи. Вдев нитку в иголку, Трофим Тарасыч зашивает разорванную гимнастерку Василия Ивановича. Василий Иванович протягивает руку к свертку "N 1. Однако Трофим Тарасыч прячет сверток в карман. Василий. Что-нибудь секретное? Трофим. Да нет,
  • 6. Соперники
  • Тихая музыка губной гармоники. Трофим Тарасыч в блиндаже — лежит на соломенном тюфяке. Искусно играет на гармонике. Вокруг Трофима весьма чистенько. На стене, обшитой досками, — картинка из журнала, градусник и географическая карта. С капающего потолка сделан отвод — протянута веревка. Капли воды, стекая по веревке, равномерно падают в поставленный на пол котелок. Вокруг Трофима сидят бойцы. Взглянув на свои часы, снайпер Василий Иванович прячет их в карман, мимоходом приложив к своему уху. 1-й боец.

Метки: