Вы просматриваете: Главная > Солдатское счастье киноповесть > 10. На перекрестке дорог

10. На перекрестке дорог

По шоссе стремительно идут немецкие грузовые машины. В машинах — солдаты, снаряды, груз.

На перекрестке трех дорог — регулировщик — немецкий солдат. В одной руке у него пестрый флажок, в другой руке — какая-то тетрадочка. Своим флажком регулировщик показывает, по какой дороге идти машинам.

Колонна машин доходит до перекрестка и удивительно послушно поворачивает по направлению флажка.

В кустах, у канавы, два бойца. Один из них Трофим Тарасыч, другой Василий Иванович. Винтовка Трофима лежит на плече друга. Трофим целится в регулировщика.

Василий. Видите, какого немца я вам предоставил…

Трофим. Благодарю вас, Василий Иванович.

Василий. Легкий, удобный фриц. Лично я с закрытыми глазами взял бы его… Но раз было условие — первый удобный ваш — стреляйте… Только погодите — машины проедут.

Трофим. Ясно… Это я так…

Мы видим хвост колонны. Последняя машина минует регулировщика и скрывается за поворотом. Однако регулировщик не уходит. Достав из кармана портсигар, закуривает сигаретку.

Василий. Вот теперь — валяйте… Ну, что же вы?..

Трофим. Погодите — думаю… Видите, не уходит… Значит, еще будут машины…

Василий. А пока их нет — шейте… Ай, какой вы занудистый человек… Ну!

Трофим. Хочу предоставить вам этот выстрел.

Василий. А что, опять глаз затмило?

Трофим. Никак нет. Мне надо чистенький выстрел. Такой, чтоб китель не запятнать. Можете?

Василий. Пожалуйста. Только зачем вам это?

Трофим. Надо.

Василий Иванович, вздохнув, берет винтовку и, прицелившись, стреляет.

Регулировщик падает. Трофим подбегает к нему. Напяливает на себя его головной убор. Шутливо козыряет стрелку. Потом жестами просит его остаться в кустах. Стрелок показывает на дорогу. Вдали виднеется пыль видимо, идут еще машины. Трофим поспешно облачается в костюм немца. Оттаскивает убитого в канаву. Приняв строгий вид своего предшественника, взяв в руку его флажок и тетрадочку, становится на перекрестке.

Между тем новая колонна машин приближается. Взмах флажка — и наш регулировщик указывает новый путь — не левую дорогу, а правую, ведущую в наш тыл. Машины послушно следуют указанию. Четыре машины безропотно идут направо. Но пятая машина замедляет ход. Из кабины высовывается водитель. Что-то кричит. С недоумением показывает рукой на левую сторону. Пожимает плечами. Мы крупным планом видим эту машину. В ней немецкие солдаты. Они курят, горланят, поют песню под аккомпанемент визгливой флейточки.

Наш регулировщик, хлопнув ладонью по тетрадочке и тряхнув флажком, неуклонно показывает правый путь.

Пятая машина послушно догоняет ушедших вперед.

Замедленное движение пятой машины сделало в колонне интервал. Поглядев в тетрадочку и снова хлопнув по ней рукой, Трофим меняет направление колонне. Его флажок направлен теперь в открытое поле, где нет дороги. Шестая машина и вслед за ней другие послушно сворачивают в поле, минуя канаву. Кто-то из грузовика вопросительно машет рукой. Что-то кричит.

Снова энергичный взмах флажка и хлопанье ладонью по тетрадочке — и теперь вся колонна (кроме первых пяти машин) послушно идет по целине, подскакивая на кочках и рытвинах. Хвост колонны скрывается вдали.

Василий (смеясь), Ай, ну что вы сделали, Трофим Тарасыч…

Трофим. А чем я виноват, что они такие послушные…

Василий. Дюже дисциплине подчиняются… Только давайте скорей уходить.

Трофим. Ясно — сидеть не будем.

Василий. А ничего, что вы к нам машины заслали? Все-таки будет неожиданность.

Трофим. Так я же не полную колонну. Всего пять машин. Ничего — наши возьмут их в оборот… Волен ли закурить?

Трофим протягивает стрелку немецкий портсигар. Оба закуривают. Где-то слышны выстрелы.

Приятели идут вдоль шоссе. Минуют убитого регулировщика.

Трофим. Ах, да. Не забудьте к вашему счету прикинуть и этого…

Василий. А был бы ваш. Сами отказались… Итого у меня шестьдесят три.

Трофим (со вздохом смотрит на обшлаг своего рукава, на котором прежняя цифра «3»). А у меня как заколодило.

Василий. Вообще вам счастье не сопутствует.

Трофим. Исключительно не везет, Василий Иванович.

Василий. Но отчасти сами виноваты — капризничаете. От такой легкой цели отказываетесь в мою пользу.

Трофим. Так ведь надо было.

Вдали выстрелы, разрывы, дым.

Василий. Встреча происходит.

Приятели смотрят вдаль.

Человек сорок немецких солдат понуро стоят у штаба полка. На дороге несколько разбитых грузовиков убитые немцы. Наши бойцы собирают в кучу немецкие винтовки.

Молоденький лейтенант-командир роты (улыбаясь, говорит командиру полка). Ручаюсь, товарищ полковник, это работа Трофима Тарасыча…

Комполка. Да, это, пожалуй, его стиль…

Лейтенант. Ручаюсь… Нарочно опросим немцев…

  • 17. Финал
  • Трофим, Василий и крестьянин идут по лесу. Впереди них шествует полковник Брудер. Василий. Я извиняюсь, конечно, Трофим Тарасыч. Но нельзя было иначе. Не выходили из ямы. Пришлось тех двоих… А вы думали, я хотел закруглиться до ста? Трофим. А сколько у вас? Василий (сияя). В аккурат — сто. Трофим. А того, который на возу? Считали? Василий. Ах, вот того я и не считал (с досадой). Значит, сто один. Трофим. Перебор. Василий. Могу вам одного подкинуть,
  • 9. Молодость побеждает
  • Трофим Тарасыч и Василий Иванович в овраге, у костра. На огне котелок с рыбой. Вполголоса друзья поют старинную солдатскую песню. Закончив петь, Трофим Тарасыч вынимает из кармана свои занумерованные свертки. Разворачивает сверток N 3. В свертке — нитки, иголки, ножницы и кусочки материи. Вдев нитку в иголку, Трофим Тарасыч зашивает разорванную гимнастерку Василия Ивановича. Василий Иванович протягивает руку к свертку "N 1. Однако Трофим Тарасыч прячет сверток в карман. Василий. Что-нибудь секретное? Трофим. Да нет,
  • 14. Тысяча марок
  • Перед командиром полка — Трофим Тарасыч, Василий Иванович и пленный. Комполка. Ну, молодец, Трофим Тарасыч… Трофим. С учетом психологии… Комполка. Ну, отдохните… А мы пойдем допросим этого фрица. Командир полка и пленный идут в избу. Трофим и Василий ложатся на траву под дерево. Блаженно закрывают глаза. Трофим. Василий Иванович, вы не забудьте своего последнего причислить к общей вашей цифре… Василий. Да нет, я считаю. Трофим. Сколько же у вас теперь? Василий. Было девяносто два плюс
  • 6. Соперники
  • Тихая музыка губной гармоники. Трофим Тарасыч в блиндаже — лежит на соломенном тюфяке. Искусно играет на гармонике. Вокруг Трофима весьма чистенько. На стене, обшитой досками, — картинка из журнала, градусник и географическая карта. С капающего потолка сделан отвод — протянута веревка. Капли воды, стекая по веревке, равномерно падают в поставленный на пол котелок. Вокруг Трофима сидят бойцы. Взглянув на свои часы, снайпер Василий Иванович прячет их в карман, мимоходом приложив к своему уху. 1-й боец.
  • 18. Формально и по существу
  • Штаб полка. Перед командиром полка — Трофим Тарасыч, Василий Иванович и пленный полковник фон Брудер. Комполка. Ну, теперь, Трофим Тарасыч, за вашу голову немцы дадут… (Пленному.) Сколько, вы думаете, могут назначить за его голову? Фон Брудер. Теперь, я думаю, тысяч десять… Комполка. Ну, Трофим Тарасыч, будьте осторожны. Трофим. А я, товарищ командир, всю жизнь веду себя осторожно, вдумчиво… И через это иногда успех имею. Комполка. Ну, спасибо, Трофим Тарасыч. Отдыхайте. Спасибо и вам, Василий Иванович…

Метки: ,