5. На живца

Мы видим снайпера Василия Ивановича на дереве. Он примостился на ветке дуба. В руке у него винтовка. Другой рукой Василий Иванович прячет свою книжечку в карман гимнастерки. Улыбаясь, смотрит вниз.

Внизу дерева с полевым биноклем в руках — Трофим Тарасыч.

Трофим. Здорово…

Василий. Они думают, что только у них такие одаренные снайперы… Ошибаются… Видали, как взял?

Трофим. Прямо исключительно, Василий Иванович.

Василий. Это им русский ответ на вчерашнее. А вы, Трофим Тарасыч, присматривайтесь… не стыдитесь учиться мастерству… И в дальнейшем, может, и вы увеличите общий счет… Приблизите победу своими руками…

Трофим. Не сомневайтесь, Василий Иванович… Приложу старание…

Василий. Главное, понимаете, дорогой, что важно — выдержка, твердость руки… И отчасти, конечно, наблюдательность, то, что вы уже имеете… Вот что нужно снайперу. Понимаете?

Трофим. Понимаю, Василий Иванович.

Василий. Все остальное-чепуха, дым… Уверенность, мужество, точность — вот что должен боец иметь… И зато налицо такие результаты… За один сегодняшний день нащелкал, представьте себе, семь штук…

Трофим. А положили себе задание?

Василий. А положил себе задание — десять гитлеровцев. Хотелось, понимаете, довести до пятидесяти. Закруглиться… Но увы — трех не хватает…

Трофим с сожалением смотрит на обшлаг своего рукава. На обшлаге мелом выведена цифра «2».

Трофим. Крупная у вас цифра, Василий Иванович… А вот у меня только два. Да и тех вы подвергаете сомнению…

Василий. Погодите с разговорами, Трофим Тарасыч… Вот опять один фриц показался.

Трофим. Где, где?

В стекла бинокля видим фигурку немца. Он осторожно вылезает из окопа, бежит к избе, угол которой мы видим за пригорком. Выстрел. Немец падает.

Трофим. Ну прямо невероятно, Василий Иванович… Сколько же теперь у вас?

Василий. Да вот считайте — было сорок семь, плюс этот… Итого сорок восемь… Все-таки не хватает… Так сказать, недобор…

Трофим. Да вы не теряйте надежды.

Василий. Нет, уж сегодня вряд ли двух возьму… Дело к темноте идет. А противник стал исключительно осторожный…

Трофим. Василий Иванович… А что если я вас попрошу…

Василий. Ну?

Трофим. Василий Иванович, можете вы, например, не убить, а только ранить?

Василий. Могу. Но я тактичный человек. Я сразу их… Путешествовать на небо… А то, думаю, поправится подлая немчура — снова начнет кренделить…

Трофим. Василий Иванович, сделайте для меня одолжение — раньте одного. Но только чтобы он упал и закричал… Можете, чтоб он — закричал?

Василий. Пожалуйста. Но только зачем это вам? Нерационально…

Трофим. Надо, Василий Иванович… Есть одна придумочка. Для пользы дела.

Василий. Погодите… Один выходит из избы…

В стекла бинокля мы видим фигурку немца. Выйдя из избы, он осторожно пробирается к кустам. Выстрел. Немец, взмахнув руками, падает, кричит. На крик выбегают из избы еще два немца, наклоняются над раненым.

Трофим. Дуйте, Василий Иванович… Щелкайте… не теряйте времени…

Два выстрела — и еще два немца падают.

Василий. Есть. Трое… Ох, это вы интересно придумали, Трофим Тарасыч…

Трофим. На живца!.. Ну, сколько же теперь у вас?

Василий. Было сорок восемь, плюс эти три — итого пятьдесят один.

Трофим. Видите — перебор… Но, по совести говоря, — один или два мои.

Василий. Да, уж придумочка ваша… Тогда возьмите себе одного… И я при своих останусь… Будет ровно пятьдесят…

Трофим стирает с обшлага цифру «2» и выводит мелом «3».

Трофим. По справедливости.

Василий. Конечно, строго говоря, это не ваш фриц, но, поскольку у меня перебор… Я вам делаю одолжение…

Слышен выстрел. Шипение мины.

Василий. Рассердились, подлецы. Сейчас начнут прочесывать… Кажется, придется вниз сойти…

Разрыв. Василий с беспокойством прикладывает часы к своему уху — не повредились ли от взрыва. Поспешно спускается вниз.

Трофим. Встаньте прямо на мою руку… Да вы не бойтесь — не опрокину.

Василий Иванович неуверенно встает на протянутую ладонь. Трофим легко ставит снайпера на землю.