18. Формально и по существу

Штаб полка. Перед командиром полка — Трофим Тарасыч, Василий Иванович и пленный полковник фон Брудер.

Комполка. Ну, теперь, Трофим Тарасыч, за вашу голову немцы дадут… (Пленному.) Сколько, вы думаете, могут назначить за его голову?

Фон Брудер. Теперь, я думаю, тысяч десять…

Комполка. Ну, Трофим Тарасыч, будьте осторожны.

Трофим. А я, товарищ командир, всю жизнь веду себя осторожно, вдумчиво… И через это иногда успех имею.

Комполка. Ну, спасибо, Трофим Тарасыч. Отдыхайте. Спасибо и вам, Василий Иванович… Ваша работа выше всяких похвал.

Василий. Служу Советскому Союзу!

Трофим и Василий выходят из штаба. Подходит 1-й боец. Любовно улыбаясь, подает Трофиму гармонь.

1-й боец. Вы завсегда любили сыграть после дела, Трофим Тарасыч.

Трофим. А я, Петя, на своей сыграю.

Вытащив из кармана губную гармонику, Трофим Тарасыч прикладывает ее к своим губам. Наигрывает гамму.

Василий Иванович достает из кармана свои дарственные часы, прикладывает к уху.

Василий. Трофим Тарасыч, а, Трофим Тарасыч… А ведь счастье на вашей стороне… Ну, да зависти у меня нету. Поскольку, думаю, общее дело уничтожать врага…

Трофим. Это вы о чем, Василий Иванович? Что-то я в толк не возьму…

Василий. Да нет, я говорю о том, что вы перекрыли меня…

Трофим. Где ж я вас перекрыл, Василий Иванович, что вы — возьмите мою скромную цифру (жест на цифру «1») и грандиозную вашу… Наоборот, это вы меня перекрыли…

Василий (улыбаясь). Ах, да… Я и забыл… Ну, значит, я вас перекрыл… Да, пожалуй, это я вас перекрыл. Одним словом, чувствую некоторое неравенство.

Трофим. Да, если говорить формально… А по существу…

Василий. Ну, уж если говорить формально, то и эта ваша единица под большим сомнением. Не так ли, Трофим Тарасыч?

Трофим. А я ее к черту сотру и начну сначала.

Трофим Тарасыч счищает с обшлага единицу.

Василий. И хотя у вас теперь ноль — в смысле истребления живой силы противника, но я почему-то глубоко вас уважаю, Трофим — Тарасыч. И ценю в вас качества бойца…

Трофим. Вот в этих чувствах, Василий Иванович, у нас с вами полное равенство. И я вас исключительно уважаю. И ценю в вас грозную силу для истребления нашего подлого и коварного врага.

Василий. Спасибо вам, Трофим Тарасыч, за вашу лестную оценку и за ваши добрые чувства. Вы умный и милый человек. И я чересчур доволен, что нахожусь в вашем обществе.

Трофим. И вы, Василий Иванович, не из глупых людей. Конечно, слов нет, вы молоденький. Молоденький умок, что весенний ледок. Но это не мешает мне любить и почитать вас, как своего друга и товарища. И общество с вами, Василий Иванович, я разделяю с исключительным и одинаковым удовольствием.

Друзья, торжественно протянув друг другу руки, пожимают их.

Засим Трофим Тарасыч, приложив гармонику к губам, начинает играть.

Василий. Может, споем нашу с вами любимую.

Трофим. Добре…

Приятели запевают «Любо, братцы, любо». Закончив петь, Василий Иванович закуривает папироску. Дым табака окутывает друзей.

Слышится военная труба — сигнал: «Слушайте».

1942