Вы просматриваете: Главная > Солдатское счастье киноповесть > 18. Формально и по существу

18. Формально и по существу

Штаб полка. Перед командиром полка — Трофим Тарасыч, Василий Иванович и пленный полковник фон Брудер.

Комполка. Ну, теперь, Трофим Тарасыч, за вашу голову немцы дадут… (Пленному.) Сколько, вы думаете, могут назначить за его голову?

Фон Брудер. Теперь, я думаю, тысяч десять…

Комполка. Ну, Трофим Тарасыч, будьте осторожны.

Трофим. А я, товарищ командир, всю жизнь веду себя осторожно, вдумчиво… И через это иногда успех имею.

Комполка. Ну, спасибо, Трофим Тарасыч. Отдыхайте. Спасибо и вам, Василий Иванович… Ваша работа выше всяких похвал.

Василий. Служу Советскому Союзу!

Трофим и Василий выходят из штаба. Подходит 1-й боец. Любовно улыбаясь, подает Трофиму гармонь.

1-й боец. Вы завсегда любили сыграть после дела, Трофим Тарасыч.

Трофим. А я, Петя, на своей сыграю.

Вытащив из кармана губную гармонику, Трофим Тарасыч прикладывает ее к своим губам. Наигрывает гамму.

Василий Иванович достает из кармана свои дарственные часы, прикладывает к уху.

Василий. Трофим Тарасыч, а, Трофим Тарасыч… А ведь счастье на вашей стороне… Ну, да зависти у меня нету. Поскольку, думаю, общее дело уничтожать врага…

Трофим. Это вы о чем, Василий Иванович? Что-то я в толк не возьму…

Василий. Да нет, я говорю о том, что вы перекрыли меня…

Трофим. Где ж я вас перекрыл, Василий Иванович, что вы — возьмите мою скромную цифру (жест на цифру «1») и грандиозную вашу… Наоборот, это вы меня перекрыли…

Василий (улыбаясь). Ах, да… Я и забыл… Ну, значит, я вас перекрыл… Да, пожалуй, это я вас перекрыл. Одним словом, чувствую некоторое неравенство.

Трофим. Да, если говорить формально… А по существу…

Василий. Ну, уж если говорить формально, то и эта ваша единица под большим сомнением. Не так ли, Трофим Тарасыч?

Трофим. А я ее к черту сотру и начну сначала.

Трофим Тарасыч счищает с обшлага единицу.

Василий. И хотя у вас теперь ноль — в смысле истребления живой силы противника, но я почему-то глубоко вас уважаю, Трофим — Тарасыч. И ценю в вас качества бойца…

Трофим. Вот в этих чувствах, Василий Иванович, у нас с вами полное равенство. И я вас исключительно уважаю. И ценю в вас грозную силу для истребления нашего подлого и коварного врага.

Василий. Спасибо вам, Трофим Тарасыч, за вашу лестную оценку и за ваши добрые чувства. Вы умный и милый человек. И я чересчур доволен, что нахожусь в вашем обществе.

Трофим. И вы, Василий Иванович, не из глупых людей. Конечно, слов нет, вы молоденький. Молоденький умок, что весенний ледок. Но это не мешает мне любить и почитать вас, как своего друга и товарища. И общество с вами, Василий Иванович, я разделяю с исключительным и одинаковым удовольствием.

Друзья, торжественно протянув друг другу руки, пожимают их.

Засим Трофим Тарасыч, приложив гармонику к губам, начинает играть.

Василий. Может, споем нашу с вами любимую.

Трофим. Добре…

Приятели запевают «Любо, братцы, любо». Закончив петь, Василий Иванович закуривает папироску. Дым табака окутывает друзей.

Слышится военная труба — сигнал: «Слушайте».

1942

  • 14. Тысяча марок
  • Перед командиром полка — Трофим Тарасыч, Василий Иванович и пленный. Комполка. Ну, молодец, Трофим Тарасыч… Трофим. С учетом психологии… Комполка. Ну, отдохните… А мы пойдем допросим этого фрица. Командир полка и пленный идут в избу. Трофим и Василий ложатся на траву под дерево. Блаженно закрывают глаза. Трофим. Василий Иванович, вы не забудьте своего последнего причислить к общей вашей цифре… Василий. Да нет, я считаю. Трофим. Сколько же у вас теперь? Василий. Было девяносто два плюс
  • 17. Финал
  • Трофим, Василий и крестьянин идут по лесу. Впереди них шествует полковник Брудер. Василий. Я извиняюсь, конечно, Трофим Тарасыч. Но нельзя было иначе. Не выходили из ямы. Пришлось тех двоих… А вы думали, я хотел закруглиться до ста? Трофим. А сколько у вас? Василий (сияя). В аккурат — сто. Трофим. А того, который на возу? Считали? Василий. Ах, вот того я и не считал (с досадой). Значит, сто один. Трофим. Перебор. Василий. Могу вам одного подкинуть,
  • 9. Молодость побеждает
  • Трофим Тарасыч и Василий Иванович в овраге, у костра. На огне котелок с рыбой. Вполголоса друзья поют старинную солдатскую песню. Закончив петь, Трофим Тарасыч вынимает из кармана свои занумерованные свертки. Разворачивает сверток N 3. В свертке — нитки, иголки, ножницы и кусочки материи. Вдев нитку в иголку, Трофим Тарасыч зашивает разорванную гимнастерку Василия Ивановича. Василий Иванович протягивает руку к свертку "N 1. Однако Трофим Тарасыч прячет сверток в карман. Василий. Что-нибудь секретное? Трофим. Да нет,
  • 6. Соперники
  • Тихая музыка губной гармоники. Трофим Тарасыч в блиндаже — лежит на соломенном тюфяке. Искусно играет на гармонике. Вокруг Трофима весьма чистенько. На стене, обшитой досками, — картинка из журнала, градусник и географическая карта. С капающего потолка сделан отвод — протянута веревка. Капли воды, стекая по веревке, равномерно падают в поставленный на пол котелок. Вокруг Трофима сидят бойцы. Взглянув на свои часы, снайпер Василий Иванович прячет их в карман, мимоходом приложив к своему уху. 1-й боец.
  • 12. Друзья
  • Лес. На опушке леса небольшая изба. Видимо, лесная сторожка. Окно сторожки открыто. На подоконнике пишущая машинка. Писарь штаба полка яростно бьет по машинке, печатая какое-то отношение. На крыльце избы видим командира полка и лейтенанта. Перед ними Трофим Тарасыч и Василий Иванович. Комполка. Конечно, задача не из легких — достать языка, но вы постарайтесь. Трофим. Попробуем, товарищ командир. Но ручаться нельзя. Василий. Главная причина, товарищ командир, — немцы теперь не ходят в одиночном порядке. Трофим. Они