Действие второе картина первая снова в семье

Декорация первой картины

На диване жена Баркасова Зоя Павловна. В ее руках книга. Перед диваном — Виктор Эдуардович

Ядов. Он в пальто, в руках сверток бумаг и кепка.

Ядов (театрально). Повторите эти слова, что вы мне сказали. Я хочу вторично выпить яд из ваших милых рук.

Зоя (менее театрально). Извольте, синьор. Я никогда вас не полюблю. И никогда вашей женой не буду.

Ядов. Прощайте. Иду в ночь…

Зоя. Погодите. Я не могу отпустить вас в таком состоянии. Вы расстроены…

Ядов. Расстроен? Это слишком незначительное слово для моего душевного состояния. Не расстроен, мадам, а — перестала играть музыка, под которую плясала моя жизнь! Иду в небытие…

Зоя. Виктор Эдуардович…

Ядов. Я пошутил, сударыня. Я иду к моей маленькой машинистке Насте она сегодня будет переписывать первый акт моей исторической драмы. Я буду нищий, если через месяц не сдам мою работу. Театр не соглашается ждать.

Зоя. Мне решительно все равно, куда вы идете… Вы знаете, Виктор Эдуардович, после наших разговоров я всегда невольно вспоминаю моего мужа…

Ядов. Мило!

Зоя. Как с ним легко, просто. У него нет игры ни в словах, ни в чувствах… Кстати, наше дикое предположение, что он… ну, о чем мы говорили утром… это чепуха. Если он любит, так любит, а нет — так он скажет об этом.

Ядов. Радуюсь вашему семейному счастью.

Зоя. Вы запутали меня своими афоризмами. И мне бог знает что показалось. Обман не вяжется с ним. Он цельный и ясный человек. Он знает, для чего живет, для чего работает… А вы? Разве вы знаете, для чего живете? И кому принесете пользу или радость?

Ядов. Знаю, сударыня! Через тысячу лет я принесу людям эстетическую радость. На моей могиле вырастет прелестный голубой цветок. И какая-нибудь волшебная женщина будущего воскликнет: «Какое дивное растение!»

Зоя. А мой муж не так смотрит. Он хочет не таким способом принести пользу людям. Но только при атом он, несомненно, совершает ошибку. Он работает не замечая жизни — в ущерб здоровью, в ущерб семье. И даже, мне думается, в ущерб делу — потому что качество его работы при таких условиях не может быть высоко…

Ядов. В дальнейшем, сударыня, люди будут гармонически развиты. И такие происшествия будут исключены.

Зоя. Но и сейчас не следовало бы допускать такой оплошности!

Ядов. Эту оплошность вашего мужа мы исправим ревностью.

Зоя. Нет, я отказываюсь от этого способа…

Звонок.

Ядов. Это он… На всякий случай обнимите меня. Это зрелище будет ему полезно…

Зоя. Нет.

Ядов (обнимая). Зоя…

Входит бабушка.

Бабушка. Дочь моя… Опять!.. Ну, в уме ли ты?

Зоя. Мама, а где Боря?

Бабушка. Он на пионерском сборе… Дочь моя, в квартире моего мужа я никогда не могла помыслить даже о простом свидании…

Зоя. И долго его там задержат?

Бабушка. Нет, он скоро придет… И даже когда — я была с мужем в Париже… И я, казалось бы, не могла поступить иначе, тем не менее… (Задумчиво.) Ах, как все быстро проходит…

Ядов (в тон бабушке). О, сказкой ставшая воскреснувшая быль! О, крылья бабочки, с которых стерлась пыль!

Бабушка. Так я буду накрывать на стол… Не уходите, Виктор Эдуардович. Останьтесь пообедать. (Уходит.)

Ядов. Ухожу-с… Зоя Павловна, свидетельствую вам мое почтение. До скорого свидания.

Зоя. Прощайте… Я хотела вам сказать… такие люди, как вы… быть может, мне ближе, но… Вот мне сейчас тридцать лет…

Ядов. Вам тридцать один, Зоя Павловна. Восток разумно исчисляет возраст с момента утробной жизни.

Зоя. Ну хорошо — тридцать один. И я смутно помню то, что было до революции. Но я почему-то хорошо запомнила таких людей, как вы. Таких мужчин, у которых «настроение», «переживания», поэтические слова. А за этим — пустота и никакой цели… Я боялась таких людей.

Ядов. У меня есть цель в жизни — это вы. А что касается моего настроения, то…

Зоя. Нет, я вообще говорю…

Ядов. А вообще астрологи считают, что созвездия влияют на человеческий организм. Космический флюид пронизывает вселенную и отражается на всей материи, включая вас и, увы, меня.

Зоя (прислушиваясь). Кажется, Алеша пришел…

Ядов (театрально раскрыв объятия). Зоя… (Отступив.) Э-э, нет, это, вероятно, опять ваша почтеннейшая мамаша.

Входит Баркасов В руках у него коричневый кожаный портфель.

Баркасов (положив портфель на стул). А-а, Виктор Эдуардович! Что вы теперь так редко посещаете нас?

Ядов. Напротив. Слишком часто захожу…

Зоя (перебивая). Алеша, я…

Баркасов (целуя жену). Зоюшка.

Зоя. Я так рада, что ты сегодня рано пришел Баркасов. До, но, к сожалению, я должен вскоре уйти.

Зоя. Ах, вот как, уходишь? Входит бабушка Накрывает на стол.

Бабушка. Вот и чудесно. Прямо к обеду.

Баркасов. Я сам огорчен, Зоюшка, что не могу побыть дома, но как раз сегодня я… случайно… с одной.

Бабушка (торопливо перебивая). Пальто хоть снимите… (Помогая повесить пальто.) Ни слова ей об этом.

Баркасов. То есть вы о чем, Алиса Юрьевна?

Бабушка (тихо). Мужчина не должен посвящать жену в свои шалости.

Зоя. Алеша, ты сегодня ужасно бледный. Тебе необходимо посидеть дома.

Баркасов. Но сегодня я обязательно должен Мне не хочется идти, однако… Так было бы славно побыть с тобой, с Борей.

Зоя. Я так рада, что ты об этом говоришь.

Бабушка (Ядову). Останьтесь. Пообедайте. Не надо вам сейчас уходить. Поверьте мне.

Ядов (бабушке). Мирные отношения налаживаются. Я лишний.

Зоя. Мама, давайте обедать.

Бабушка уходит.

Ядов. Я отбыл, Зоя Павловна, с вашего разрешения, я зайду к вам позже.

Зоя. Нет, сегодня не стоит, Виктор Эдуардович.

Баркасов. Зоинька, пусть Виктор Эдуардович к тебе зайдет. Тебе же одной скучно.

Зоя (волнуясь). А ты разве долго задержишься?

Баркасов. Я в двенадцать вернусь.

Зоя. Виктор Эдуардович, приходите тогда…

Ядов. Всенепременно.

Уходя, Ядов сталкивается в дверях с Борей. Почтительно раскланивается с ним. Уходит.

Боря. Мама, учительница жутко сердилась, что ты не пришла.

Зоя. Ах, я и позабыла об этом!

Боря. И папа не пришел, и мама не пришла. Ясно, говорит, оттого и сын на уроках кукарекает… Что же это вы? Вот поэтому я, наверно, и кукарекаю.

Баркасов. Зоюшка, ты завтра сходи в школу… (Взглянув на часы.) Да, но мне надо торопиться.

Бабушка (входит с миской). Кушать подано.

Боря. Все за стол!

Бабушка. Я включу радио.

Боря. Я… я включу…

Бабушка. Мой первый муж всегда говорил, что за едой должна играть музыка. Это благотворно влияет на пищеварение.

Баркасов. Вы, как всегда, правы, Алиса Юрьевна. Бойцы в походе меньше устают, если идут под музыку. Вообще, Зоюшка, врачи утверждают, что музыка и театр — наиболее разумный отдых. Это отвлекает…

Зоя. Алеша, ты сегодня добрый, милый…

Боря. Да, папка у нас сегодня хороший. Не особенно нервный.

Баркасов (усмехаясь). Постараюсь и впредь бить таким.

Зоя. Я так рада, Алеша… Ты что-то передумал, да? Я была уверена в тебе, но страшно боялась…

Баркасов (целуя жену). Да, чуть тебя с Борькой не проглядел. Прости…

Зоя (настороженно). Ах, вот даже как…

Бабушка. Вот о семье, Алексей Гаврилыч, надо всегда помнить. Даже в экстраординарных случаях.

Баркасов. Оказывается, нельзя все помыслы направлять только лишь на одно и больше ничего не видеть… Ах, Зоюшка, так досадно, что мне надо идти. Ну, просто неловко было отказаться. Но я о тебе буду думать.

Бабушка. Какая прекрасная музыка по радио. Как она изумительно действует на настроениеЗвонок. Входит контролер Электротока. В руках у него потрепанный парусиновый портфель,

Контролер. Электроток пришел…

Зоя. Вот счетчик. Направо.

Боря. Вот, вот наш счетчик!

Баркасов. Ну, Зоинька, я пойду.

Зоя. Иди, Алеша. (Целует мужа.)

Баркасов. Ну, сынок, дай свою лапку…

Бабушка. Часы-то у нас на пять минут отстают…

Баркасов. Да, иду, иду… Где же моя шляпа?

Боря. Это я спрятал шляпу, я…

Зоя. Боря, отдай отцу шляпу!

Боря. Да вот она — на шкафу…

Баркасов (встав на стул). Ах, плутишка…

Боря. Ничего, это папке полезно. А то он по утрам физкультурой не занимается.

Контролер (выписав квитанцию). Примите квиточек.

Зоя. Смотри, Алеша, у нас опять экономия…

Баркасов. Прости, Зоюшка, я опаздываю… Поспешно одевшись, Баркасов целует жену и, схватив вместо своего портфеля парусиновый портфель контролера, стремительно уходит.

Зоя. Вам сейчас уплатить, товарищ контролер?

Контролер. Нет, платить надо в кассу. (Ищет портфель.)

Зоя. Вы что-нибудь потеряли?

Контролер. Да, портфель мой. Куда-то я его сунул…

Бабушка. Вот ваш портфель — на стуле.

Боря. Нет, это папкин портфель — коричневый.

Контролер. Мой портфель обыкновенный, парусиновый. Вот сюда я на стул положил. А теперь его нету…

Бабушка. Я тоже видела — он тут на стуле был.

Зоя. Ну, деться-то он никуда не мог.

Бабушка. Товарищ, а вы вспомните хорошенько — может быть, его у вас и не было? Или, может, быть, вы его в другой квартире оставили?

Контролер. То есть как это оставил в другой квартире? Да что вы, бабушка-старушка! Вашу карточку-то я вынул из портфеля — вот она, карточка. Записал на ней последнее показание счетчика.

Зоя. В таком случае ваш портфель несомненно гденибудь здесь… Боря, ты не брал дядин портфель?

Боря. А какой портфель?

Контролер. Да такой он — беловатый, парусиновый.

Боря. И с такой ручкой?

Контролер. Да, и ручка у него сверху.

Боря. Нет, такого портфеля я не брал.

Бабушка. А вообще брал какой-нибудь портфель?

Боря. Когда?

Бабушка. Ну, когда-нибудь.

Боря. Когда-нибудь брал.

Контролер. Ну, ясно — это он взял. Раз он отцовскую шапку на шкаф закинул, — значит, он! Говори: куда ты его дел?

Боря. Да не брал я ваш портфель!

Зоя. Он бы сказал, если б взял.

Контролер. Вот он и говорит, что брал портфель.

Боря. Я брал, когда в школу шел.

Контролер. Это, значит, он в школу мой портфель занес? Вот тебе здравствуйте, бабушка-старушка!

Бабушка. Ай, я-то при чем?

Боря. Не брал я в школу ваш портфель. Я мой брал.

Контролер. Но тогда спрашивается, где же мой портфель?

Зоя. Надо поискать.

Бабушка. Посмотрите за диваном.

Контролер. Ну-ка, бабушка-старушка, помогите мне диван отодвинуть.

Бабушка (помогая), Борюшка, погляди под диваном.

Боря (радостно). Ага, и тут нету вашего портфеля!

Контролер. Ой, граждане, да что же это! Как же я теперь буду без портфеля? Ведь там электрическое хозяйство всего района. Да ведь мне за это…

Зоя. Успокойтесь. Найдется ваш портфель.

Бабушка. Значит, этот коричневый портфель — не ваш?

Боря. Нет, это папкин. Я же знаю.

Контролер (чуть не плача), Ой, да что же я буду делать? Обыкновенный парусиновый портфель… И теперь его нет…

Бабушка. Но я отлично видела, что Алексей Гаврилыч вышел с портфелем.

Зоя. Может, по ошибке он не тот портфель взял?

Контролер. Граждане, да, может, он вместо своего портфеля мой унес? Вот это будет номер!

Зоя (взяв коричневый портфель). Странно. Это Алешин портфель. Он всегда с ним ходит… (Открыв портфель, снова захлопывает его, как бы не желая видеть, что там.) Мама!

Бабушка. Ну, что ты? Что с тобой?

Зоя (снова открыв портфель). Мама… мама…

Бабушка неторопливо вынимает из портфеля коробку конфет «Жар-птица» и «танцующую свинку».

Бабушка. М-да, знаешь ли…

Боря. Ого! Конфеты… И какая-то свинка с зеркальцем…

Зоя (пронзительно). Мама!

Бабушка. Ну, Зоюшка, не волнуйся так, не волнуйся…

Зоя. Что ж это? Значит, он… Значит, все это было обман, ложь…

Бабушка. Но, может быть, он для тебя это принес…

Зоя. Нет, он хотел взять с собой этот портфель. Значит, он собрался к кому-нибудь и… забыл портфель…

Контролер. Нет, граждане, он не забыл портфель, а переменил. Вместо своего портфеля он взял мой. А свой оставил.

Бабушка. Успокойся, успокойся, доченька. Ну что в этом особенного? Конечно, он виноват, но… Ну, это всегда так у них. Обычная картина…

Зоя (стучит в стену). Виктор Эдуардович!

Бабушка. Его же нет. Он ушел… Вот, действительно, чурбан какой! Взял и ушел, когда он так нужен.

Зоя. Как это подло, низко! Значит, он всякий раз прикрывался работой, а сам шел к какой-нибудь там…

Бабушка. Лично я давно была уверена в этом.

Контролер. Граждане, я целиком сочувствую вашей семейной драме, но войдите и в мое положение. Не могу же я без портфеля уйти.

Бабушка: Теперь отыщется ваш портфель.

Контролер. Но я тут не могу до ночи ждать. Хотя бы выяснить адрес куда именно мой портфель пошел…

Бабушка-старушка, посодействуйте в этом!

Бабушка. Ай, слушайте, не до вас сейчас! Зайдите завтра в это время.

Контролер. Хорошенькое дело — «завтра в это время!» А как же я работать буду? Вы отдаете себе отчет?.. Нет, до завтра я никак не могу, бабушка-старушка… Хорошо, ладно, справляйтесь со своим горем — я тактичный человек, подожду. Но без портфеля я отсюда не уйду. Это я вам заранее заявляю.

Бабушка. Тогда не мотайтесь, а сядьте тут и ждите.

Контролер. Я мотаюсь благодаря тому, что я нервничаю. Шутка ли сказать, что случилось! Нет, бабушка, я вам откровенно признаюсь: либо я от вас уйду с портфелем, либо меня отсюда вперед ногами вынесут. Иного положения не будет. Так и знайте…

Бабушка (отмахиваясь). Да сядьте, говорят вам, в сторонку! (Дочери.) Успокойся, успокойся: ну, право, в этом ничего особенного. Все они такие. Слава богу, знаю жизнь…

Зоя (страдая). Алеша… Алеша…

Бабушка. Если хочешь знать — я и не видела иных мужчин.

Зоя. Значит, он… и в прошлом году…

Бабушка. Или, например, мой первый муж… Уж, кажется, на что обожал меня… Но вот однажды стало мне известно… передали люди… дескать, певичка одна тут… в зоологическом саду на свидании… А я, Зоюшка, была тогда молоденькая, неопытная — только что выпорхнула из родительского гнездышка… Ничего! Еду в зоологический сад. Той — публично оплеуху, этому — зонтиком по физиономии. Дома съедаю фосфорные спички. И на другой день мой муж на коленях вымаливает у меня прощение. И снова разрешает бывать у нас в доме Борису Ивановичу Нелькину, который в то время очень меня любил…

Контролер (улыбаясь). Ай, ей-богу… Вот как бабушка-старушка — справилась с задачей… А певичка что? Исхлопотала и пошла?

Зоя (снова стучит в стену), Виктор Эдуардович!

Бабушка. Да говорят тебе — нет его… Вот дерево — ушел в такое время! Нет, когда у меня случилась эта история…

Контролер. Ах, с певичкой-то?

Бабушка. Да… Так Борис Иваныч Нелькин в тот же миг был у меня…

Контролер. И не допустил вас кушать фосфорные спички?

Зоя. Боре спать пора. Уложи его… Ну, смотрите — он все конфеты съел!

Боря. Завтра воскресенье — не хочу спать.

Контролер (с нетерпением). Бабушка… ну, ну… Пришел Борис Иваныч… и что?.. отнял спички?

Бабушка. Пришел Борис Иваныч и буквально три часа утешал меня, как ребенка…

Зоя (с отчаянием стучит в стену), Виктор Эдуардович!

Бабушка. Вот чурбан! Уйти в такой момент!